9 Мая фонды «Урал» и «Изгелек» поздравили ветеранов в госпитале ветеранов войн в Уфе

9 мая на территории республиканского Госпиталя ветеранов войн прошел праздничный концерт. А мы вместе с фондами «УРАЛ» и «Изгелек» вручили ветеранам подарки и вместе с ними вспомнили о том страшном времени, которое никогда не должно повториться.
«Сестренка умерла на моем плече». Истории из Госпиталя ветеранов войн в Уфе

С раннего утра в госпитале ветеранов войн на улице Тукаева начался переполох. Сначала пациентам раздали подарки Благотворительные фонды «УРАЛ» и «Изгелек», и пока те стали распаковывать их, стали выводить всех на улицу.

На улице для пожилых людей была воссоздана атмосфера послевоенного времени. Встречали их колонной переодетые в кадетов сотрудники госпиталя, которые чуть позже споют ветеранам гимн госпиталя. Возле входа расположились палатки для трапезы, рядом с которыми раздавали гречневую кашу с мясом, чай, морс и пироги. А чуть поодаль располагались сцена и зрительный зал под навесом. И это все было устроено ради пациентов.

Вместе с главврачом госпиталя Халилом Мустафиным неожиданно для нас появился и.о. министра здравоохранения Башкирии Максим Забелин. К нему тут же подошел один из ветеранов и спросил министра о новом корпусе госпиталя. Чуть позже мы поговорили с Афкатом Нигматуллиным и оказалось, у него очень трагичная история жизни.

«Сестренка умерла на моем плече»

«Я начал работать в 5 лет, когда отец в 39-году ушел на службу в армию, — рассказал Афкат Нигматуллин. — Отслужил он два года, но к нам не вернулся, потому что сразу отправился на фронт, где и умер.

Моя мама осталась одна с тремя детьми. Я стал работать на поле, связывал снопы, которые мама срезала серпом, а потом меня заметила бригадирша и поставила охранять зерноток. Потом я был полевым, гонял с полей скот, чтобы те не потоптали урожай. Потом встал боронить поля быками, потому что лошади убегали от оводов.

Кушать нам было нечего. Я подбирал с земли зерна ржи, перемалывал их и варил жидкую кашу. Мы ели ее, чтобы не умереть. Но даже это было запрещено – бригадир как-то поймал меня. Но я нашел с ним общий язык. Я ему сразу сказал: «Агай, идем кушать». Он улыбнулся, сел есть с нами – и мы подружились.

Но дальше стало хуже. Моя мама не могла больше работать в поле, все время болела, а мы ходили голодные, опухли так, что глаза не закрывались.Я помню, понес свою сестренку Сару (не помню сколько лет ей было, но я держал ее на руках) к нашей соседке Евдокие-эбий, попросил еды. Она посмотрела на нас и налила суп. Мне показалось несправедливым, что мне она наложила совсем мало, а Саре много, почти полную чашку. Я обиделся на Евдокию-эбий, но суп мы съели. Потом я понес сестренку обратно домой и почти дошел до ворот, как она вдруг резко сникла на мое плечо – и умерла. На моих руках… Наверно Евдокия-эбий видела, что мы оба не выживем – и пожалела Сару… или меня. Я не понимал тогда этого, только потом узнал, что нельзя много есть, когда опух от голода. Что надо начинать с маленькой порции, как мне и наложила Евдокия-эбий.После этого мы с мамой и еще одной сестрой уехали в деревню Узяк. Сначала я просил там милостыню: ходил по домам, спрашивал хлеба, но давали все время картошку. Кто половину, а кто целую. Потом мы поселились в доме, где жили люди – две женщины и ребенок. Стали жить там вшестером. Один день мы с мамой и сестрой с санями шли в лес, собирали дрова и топили дом. Другой день мы меняли дрова на полведра мерзлой картошки. Так и жили всю зиму. В те дни, когда была метель, мы экономили картошку. Весной мы вернулись в свою деревню, где ели уже лебеду и траву. Потом, помню, Евдокия-эбий отрезала глазки от картошки, и дала мне горсть. Сказала: «посади у себя в огороде». Я посадил – к осени у нас было много картошки.

Мне было 11 лет, когда война закончилась. Тогда я вернулся в школу, постепенно жизнь наша наладилась. С 6 класса я был председателем учкома, начал петь, выступать на публике. Вообще с этого времени я начал руководить. Потом уже, после армии я был председателем колхоза в Шаймуратово. Получил «заслуженного работника сельского хозяйства» лично из рук первого Президента Башкирии Муртазы Рахимова. В свое время он чествовал работников сельского хозяйства. Мы чувствовали свою важность, поэтому очень уважали его.

Вчера мы были в клубе Нефтяник, где нас награждал Хабиров. Мы очень благодарны ему за это! Дай бог ему здоровья! И дай бог, чтобы жил госпиталь! Спасибо фонду «УРАЛ» за многолетнюю поддержку госпиталя, что мы постоянно получаем от него заботу и внимание. Я так и сказал министру, что если построит новый госпиталь, я поеду туда лечиться.

А вам, молодому поколению, хотелось бы сказать, что жить надо мирно и дружно! Что не надо воевать между собой. Ведь мы все – разные нации — были когда-то одной семьей».

парарпа.jpg

85-летний Афкат Нигматуллин родом из села Шаймуратово Кармаскалинского района

«Умру, но стану героем»

Еще одной историей поделилась Назагат Сюндюкова из Чекмагушевского района.
MedXTIzutOk.jpg
«Когда началась война, я была очень молодой, — начала свой рассказ она. — Помню, как мы узнали о войне, как провожали своих братьев, у меня их четверо было, двое из них не вернулись. Сначала всей деревне сообщили, что сделают объявление, и мы с подругой побеждали на рынок – а там уже были сборы. Все так быстро произошло. Целая толпа молодых парней стояла в очереди: все на фронт собрались, все героями хотели стать.«Умру, но стану героем» — говорил мой брат, когда собирался в дорогу, а мама плакала.То время такое было — Зина Портнова, Зоя Космодемьянская, Лиза Чайкина — мы воспитывались на историях этих героев и ничего не боялись.

Когда была объявлена победа, эта была такая радость, какой у меня в жизни больше никогда не было. Но дай бог, чтобы никогда войны не было. И вот сейчас, сегодня я вспоминаю эту радость. Особенно приятно, что здесь, в госпитале, относятся к нам очень уважительно, внимательно. Это именно то, что помогает лучше себя чувствовать, забывать о болячках».

IMG_0280.JPG

Фариде больше 100 лет и она отлично себя чувствует

Еще одним ветераном тыла оказалась медсестра Фарида Ильясова, которая работала в Госпитале ветеранов войн. В 21 год она просто отучилась на курсах медсестры и приехала стажироваться в госпиталь, но осталась здесь на всю жизнь, потому что началась война.

апв87.jpg

Зулькарнеев Расим Нигаматович, 94 года, инвалид ВОВ и ветеран военной службы / Прошел всю войну. Мечтает вернуться в Белоруссию. Попросил об этом министра

По итогу дня можно сказать, что ветеранов войны осталось немного. Им уже тяжело говорить и рассказать свою историю жизни. Храните, дети и внуки, то, что они вам передали, и не забывайте о том, что есть и были люди, которые многое отдали для того, чтобы у нас было будущее. И главное, мы должны помнить, почему они не хотят повторять войну и желают нам никогда не видеть того, что видели они.

6орпорп3a.jpg

На праздничном концерте выступили Айдар Галимов, Рим Рахимов, Ямиль Абдульманов, Вахит Хызыров, Назифа Кадырова, Алим Каюмов, детская студия Тамыр, коллективы из ДК Нефтяник. Пенсю «День победы» в исполнении Геннадия Родионова подпевали все сотрудники и пациенты. В небо запустили шары в виде голубей.

Поделиться:
Поиск: